Октябрь 15 2017

Площадь Навона: фонтан Четырех Рек.

На площади Навона, которую Памфили рассматривали как личную территорию перед своим дворцом, Иннокентий X принял решение устроить величественный фонтан. Многие архитекторы представляли папе свои проекты, но не один не пришелся ему по вкусу. Проекта Бернини своевольный первосвященник просто не желал видеть. Недолюбливая гениального архитектора, за то, что тот много работал на папу Урбана VIII, с которым у Иннокентия Х были далеко не теплые отношения.

Однажды, как гласит легенда, когда папа прогуливался по площади, хитроумный Бернини раскинул на его пути рисунок задуманного фонтана Рек. Папа был очарован проектом и предоставил Мастеру возможность сооружения фонтана. Как бы то ни было, Бернини удалось заполучить заказ по своему проекту.

По плану Бернини, эта скалу должен украшать древний обелиск. Его нашли у цирка Максенция, расположенного за стенами города, у Аппиевой дороги.

Фонтан четырех рек

По счастливой и случайности, найденный обелиск оказался тем самым, из цирка Домициана. Вершину обелиска украсили не традиционный христианский крест, а голубь герба Памфили. Удивление и восхищение вызывает, то что, многотонная громада обелиска удерживается на полой скале, по углам которой, восседают выразительные скульптуры, изображающие основные водные артерии четырех известных тогда континентов. Ганг, это Азия, Нил олицетворял Африку, Рио делла Плата Америку, где Амазонка ещё не было открыта и Дунай  Европу.

Фонтан четырех рек обелиск

Губастый дикарь, сидящий среди колких агав и змей, представляющих флору и фауну Нового света, опирается рукой на несметные богатства Америки в виде кругляшек монет. Накидка, закрывающая голову Нила, напоминает о том, что истоки этой Великой реки в ту пору были ещё неизвестны. Ганг, с веслом в руке, сидит под пальмой, а лев осторожно спускается из пещеры к водопою. Увенчанная лавровым венком Европа, обуздывает дикого коня.

BannerFans.com

Однако в народном предании этим фигурам дается совсем иное толкование. Известно, что между Бернини и Борромини, нередко работавших вместе, никогда не было доброго согласия. И пока Борромини строил церковь Святой Агнессы, Бернини, возводя напротив неё величественный фонтан, решил наглядно отобразить свое неодобрительное отношение к творению соперника. Украшая фонтан фигурами, символизирующими реки, он развернул одну из них спиной к фасаду церкви, другую изобразил прикрывающей в испуге лицо, а третьего Бога рек представил накидывающим на себя покрывало, чтобы только не видеть церкви Борромини.

Фонтан четырех рек

Легко представить с какими чувствами наблюдал Борромини за сооружением фонтана. Впрочем, более опытный по части расчётов и техники строительства, Борромини предполагал, что Бернини где-нибудь допустит просчет, в результате чего, фонтан вряд ли будет работать исправно. Борромини попросил показать ему схему подачи воды в фонтане, и нашёл ошибку в выкладках Бернини. Теперь он мог спокойно ждать возмездия. Между тем жители Рима, видя фигуры фонтана, в ужасе отворачивающиеся от церкви Святой Агнессы, потешались над Борромини, который с трудом сносил такое надругательство.

Как-то, в компании подвыпивших друзей, Борромини, не выдержав насмешек, взорвался и закричал, выдавая в гневе свой секрет: «Смейтесь-смейтесь! Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Да при таких дрянных расчётах этот фонтан долго не проработает».

По чистой случайности, в той же компании находился один из друзей Бернини, который поспешил передать мастеру услышанное. Бернини пришел в ужас, он пригласил экспертов, которые подтвердили, что где-то закралась ошибка, но где? Причину неполадки никак не удавалось обнаружить, оставалось только обратиться за советом к самому Борромини.

Фонтан четырех рек

Но Бернини скорее бы умер, чем пошёл на это. После долгих размышлений он решил прибегнуть к помощи слабого пола. Хозяйство в доме Борромини вела некрасивая и перезрелая старая дева, пользовавшаяся абсолютным доверием Мастера. Молодой и ловкий ловелас из учеников Бернини познакомился с ней, ухаживал и делал подарки до тех пор, пока ему не удалось заглянуть в расчёт Борромини.


В день торжественного открытия фонтана Борромини, глядя в недоумении и досаде на безостановочные и неиссякаемые струи, понял, что Бернини удалось устранить допущенный просчет. Вряд ли надо говорить, что после этого случая отношения между двумя архитекторами никак не улучшились. Справедливости ради надо сказать, что фасад и купол церкви Борромини начал возводить уже после того как был построен фонтан Рек, но поводов для возникновения легенд о взаимной неприязни двух архитекторов и без того было предостаточно.

Фонтан Мавра

Бернини украсил площадь Навона ещё и фонтаном Мавра, которому вторит фонтан Наяд у другого ее края. Здесь уместно будет припомнить, что с 1652 вплоть до 1869 года по субботам, в душные августовские вечера стоки фонтанов закрывали, и вода постепенно заполняла площадь. В свете бенгальских огней, под звуки серенад богатые римляне в колясках в форме гондол разъезжали по площади, наслаждаясь живительной прохладой. Они бросали в воду монетки, а босоногие мальчишки наперегонки бросались подбирать их.



Опубликовано Октябрь 15, 2017 admin в категории "Рим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *